ПроЛитьё

Зачем красить чугун сажей

или история павильона Каслинского литья.
Прошедшим летом мы посетили Екатеринбург и, конечно, не могли пройти мимо местного музея Изобразительных искусств, где главной жемчужиной коллекции является павильон Каслинского чугунолитейного завода для парижской выставки 1900 года. Павильон прекрасен! Этот выставочный стенд готовили, чтобы произвести впечатление на искушенную западную публику возможностями Каслинского завода, а получился уникальный образец чугунного литья, вошедший в список всемирного наследия ЮНЕСКО и являющийся единственным в мире образцом архитектурного сооружения из чугуна. Примечательно, что архитектором павильона был петербуржец Евгений Баумгартен.
Павильон имеет прямоугольную форму со сквозными орнаментами стен, три входа — центральный, правый и левый, фальш-балкон, балюстраду и основание-каркас для бархатного козырька. В 1958 году павильон был полностью восстановлен реставраторами, а в наше время еще и получил первоначальный черно-красно-золотой окрас. Красно-золотой цвет был выбран и как олицетворение огня и в то же время расплавленного чугуна. А угольно-черный, глубокий, глянцевый, но не масляный, цвет — это и есть та самая знаменитая «голландская сажа». «Голландская сажа» — это классическое покрытие для литого чугуна в дореволюционную эпоху. В советское время чугунное литьё стали делать матовым, кабинетная скульптура и интерьерная пластика не должны были отвлекать и выделяться на фоне мраморных и гипсовых бюстов вождей мирового пролетариата. В наше время каслинское литье можно встретить в любых цветах и покрытиях.

Но вернемся к павильону. Чтобы показать мастерство создателей, способных работать в различных техниках и передавать сюжеты разных культур, стиль павильона эклектичен. Опираясь на древнерусские, византийские и скандинавские орнаменты, античные сюжеты и западноевропейскую литературу, архитектор совместно со скульптором Марией Диллон создавали богатейший декор павильона. Здесь нашли место и для казака, и для клоуна, для драконов и Дон Кихота, гнома и Меркурия, Фортуны и Мефистофеля. Легенда гласит: щедрых покупателей на выставке провожали через правый выход, где их встречали «Фортуна» и «Меркурий», а тех, с кем торг оказался неудачным — через левый, там вслед им смотрели «Дон Кихот» и «Мефистофель».
Особое место, на мраморном пьедестале близ павильона занимает еще одна скульптура — «Россия», работы известного скульптора Николая Лаврецкого, олицетворяющая женщину-воина в доспехах и с мечом в руке. Желающих купить павильон вместе с ней было много, но как продать «Россию»? Без нее создатели оценили павильон в два миллиона рублей, но тогда отказалась французская сторона: без женщины неинтересно. Помимо этой легенды, скульптура привлекает тонкой работой, наглядно демонстрирующей возможности чугунного литья — кольчуга женщины-воина будто соткана из мельчайших колец и плотно облегает ее фигуру, чугунная юбка ниспадает естественными складками, рука твердо держит щит. Передать текстуры и силу мастера смогли благодаря особому мелкому песку челябинских озер, который используют для формовки. И именно поэтому символом Каслинского чугунного завода стала рыба, как принадлежность к воде и песку, используемых при литье.
Помимо европейского декорирования, павильон также украшен и символикой самого завода. Здесь есть штандарты с эмблемами кыштымского горного округа, надпись, стилизованная под славянскую вязь: «Кыштымские горные заводы наследников Расторгуевых», надпись «Forges et Fonderies de Kyschtym» («Заводы и плавильни Кыштыма», фр.) — в то время завод входил в состав Кыштымского горного округа, который в свою очередь был частью Екатеринбургского уезда Пермской губернии.

Сегодня павильон можно увидеть только снаружи и с достаточно большого расстояния, и, пожалуй, это является единственным огорчением от посещения. Деталей у павильона больше 1500 и, чем больше ты его рассматриваешь, тем больше воодушевляешься охватом и смелостью мысли создателей, на 120 лет вперед продемонстрировавших величие и красоту чугунного литья.
Made on
Tilda